Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации как субъекты общегосударственной системы противодействия терроризму

В силу положений ч. 3 ст. 5 Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»1 (далее — Закон № 35-ФЗ) как федеральные органы исполнительной власти, так и органы государственной власти субъектов Российской Федерации 2 осуществляют противодействие терроризму в пределах своих полномочий. В то же время вопрос о конкретных полномочиях органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в указанной области оставался законодательно нерешенным. При этом обобщенная формулировка данных полномочий в законодательстве, некоторая неопределенность в распределении компетенции между этими органами, федеральными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления влекли сложности в их реализации, в частности при решении вопросов о финансировании профилактических мероприятий. Вместе с тем согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации осуществляемое федеральным законодателем правовое регулирование должно отвечать требованиям ясности, четкости и непротиворечивости, что предполагает, в частности, недопустимость закрепления за субъектами Российской Федерации неопределенных по своему объему и содержанию полномочий 3 . В этой связи аппаратом НАК уделялось значительное внимание деятельности по совершенствованию правового регулирования компетенции органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области противодействия терроризму. Такая работа принесла свои ощутимые результаты. В 2013—2014 годах был принят ряд нормативных правовых актов, направленных на дальнейшее совершенствование общегосударственной системы противодействия терроризму. Законодательные новации коснулись и полномочий органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Федеральным законом от 5 мая 2014 года № 130-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Закон № 35-ФЗ дополнен ст. 5.1, устанавливающей полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области противодействия терроризму. Данные новации раскрывают особенности участия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в противодействии терроризму, поскольку устанавливают конкретизированный комплекс полномочий в данной сфере. Справочно: органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации компетентны осуществлять антитеррористические мероприятия и в рамках реализации своих общих полномочий, устанавливаемых актами федерального и регионального законодательств в целях решения широкого круга стоящих перед данными органами задач. Например, полномочий по обеспечению государственных гарантий равенства прав, свобод и законных интересов человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии и других обстоятельств, полномочий по разработке проектов программ социально-экономического развития субъекта Российской Федерации (пп. «а. 1», «б» п. 2 ст. 21 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации») (далее — Закон № 184), при осуществлении которых решаются задачи по оздоровлению экономики регионов Российской Федерации и выравнивание уровня их развития, что, согласно Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 года, относится к основным мерам по предупреждению (профилактике) терроризма. Наряду с этим следует заметить, что установленный в Законе № 35-ФЗ перечень конкретных полномочий органов исполнительной власти не является исчерпывающим, поскольку данные органы вправе в соответствии с п. 51.1 ч. 2 ст. 26.3 Закона № 184-ФЗ4 организовывать и осуществлять на территории субъекта Российской Федерации весь необходимый комплекс мероприятий по предупреждению терроризма и экстремизма, минимизации их последствий, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации. К таким мерам в числе прочих может быть, например, отнесено создание в субъектах Российской Федерации комиссий по адаптации к мирной жизни лиц, прекративших осуществление террористической деятельности. Справочно: в настоящее время комиссии по адаптации к мирной жизни лиц, решивших прекратить террористическую деятельность, действуют в республиках Дагестан, Ингушетия, Татарстан, в Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской республиках, Ставропольском крае, Курганской, Саратовской, Челябинской областях, а также в Ханты-Мансийском автономном округе. В Республике Марий-Эл, а также в Кировской, Оренбургской, Пензенской и Тюменской областях функции подобных образований возложены на существующие комиссии по социальной реабилитации осужденных. Полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, установленные в ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ, могут быть использованы ими только для решения задач в области противодействия терроризму. Наличие этих конкретизированных полномочий позволяет повысить уровень ответственности указанных органов исполнительной власти и сосредоточить их усилия на реализации наиболее значимых аспектов деятельности по противодействию терроризму, осуществляемой на региональном уровне. Необходимо подчеркнуть, что по своей юридической природе полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации производны от их конституционных функций, закрепленных в качестве предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, а также предметов исключительного ведения субъектов5 . Наравне с полномочиями, которые предоставлены органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации данным законом, указанные органы обладают рядом полномочий по профилактике терроризма, минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений, установленных другими правовыми актами6 . Так, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации7 . К таким случаям относятся ситуации, связанные с обязанностью государства возместить вред, причиненный при пресечении террористического акта правомерными действиями, в порядке, предусмотренном Правительством Российской Федерации8 . К компетентным в области возмещения указанного вреда органам относятся и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации9 . Например, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации не позднее трех месяцев со дня совершения террористического акта или завершения мероприятий по пресечению террористического акта правомерными действиями (окончания контртеррористической операции) обращаются в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении бюджетных ассигнований из резервного фонда для осуществления компенсационных выплат физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта, и возмещения вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями. Согласно ч. 4 ст. 5 Федерального закона от 21 июля 2011 года № 256-ФЗ «О безопасности объектов топливно-энергетического комплекса» высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации наделено полномочием утверждать (по представлению АТК) перечень объектов топливно-энергетического комплекса, подлежащих категорированию. Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 марта 2015 года № 272, утвердившим требования к антитеррористической защищенности мест массового пребывания людей, органы исполнительной власти (п. 2, 3, 8, 22) наделяются полномочиями в области антитеррористической защищенности указанных объектов, в частности, полномочиями по созданию межведомственной комиссии по обследованию мест массового пребывания людей. Положением об АТК в субъекте Российской Федерации, утвержденным председателем Национального антитеррористического комитета 17 июня 2016 года, установлено наличие обязанности высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации (председателя Комиссии) определять (или создавать вновь) структурное подразделение органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации (аппарат Комиссии), а также назначать должностное лицо (руководителя аппарата Комиссии), ответственное за организационное и материально-техническое обеспечение деятельности АТК 10. Проведенный аппаратом Национального антитеррористического комитета мониторинг осуществления органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации полномочий, установленных ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ, показал следующее. Положения данного Закона не устанавливают императивное требование о принятии органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых актов, в том числе определяющих полномочия этих органов по противодействию терроризму. Вместе с тем работа, проведенная при координирующей роли антитеррористических комиссий в ряде субъектов по совершенствованию полномочий органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области противодействия терроризму, позволила более четко организовывать их деятельность и конкретизировать их задачи с учетом региональных особенностей. К числу таких субъектов Российской Федерации относятся республики Адыгея, Ингушетия, Карелия, Забайкальский и Ставропольский края,Калининградская и Пензенская области и ряд других, где приняты нормативные правовые акты, закрепляющие за региональными органами исполнительной власти полномочия, вытекающие из ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ. В качестве положительного примера развития положений ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ на региональном уровне можно привести акты правительства Ставропольского края, утвердившие положения о 21 краевом органе исполнительной власти, которыми закреплены их полномочия. Данные полномочия достаточно конкретно детализированы применительно к основным сферам деятельности этих органов, предметно увязаны с полномочиями правительства Ставропольского края, которыми оно наделено актами федерального законодательства, и непосредственно направлены на обеспечение их реализации. К упомянутым полномочиям относятся также полномочия по участию правительства Ставропольского края в организации выполнения юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в государственной собственности края и функционирующих в установленной сфере деятельности данных органов или находящихся в их ведении. Здесь следует иметь в виду, что если орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации является юридическим лицом, то в силу ч. 3.1 ст. 5 Закона № 35-ФЗ он обязан не только участвовать в организации выполнения требований к антитеррористической защищенности, но и самостоятельно обеспечивать выполнение указанных требований в отношении объектов, находящихся в их собственности или принадлежащих им на ином законном основании. Поэтому в рассмотренные статусные акты целесообразно внести соответствующие коррективы и дополнения. К числу недостатков регулирования компетенции государственных органов Ставропольского края по противодействию терроризму относится, по мнению авторов, закрепление за референтурой губернатора Ставропольского края (которая в силу Положения, утвержденного постановлением губернатора Ставропольского края от 30 июля 2008 года № 603, не относится к числу органов государственной власти) полномочий по осуществлению координации деятельности органов исполнительной власти Ставропольского края по их участию в организации выполнения юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в государственной собственности Ставропольского края или в ведении органов государственной власти Ставропольского края. Данные полномочия, исходя из п. 2 ч. 1 и п. 6 ч. 2 ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ относятся к компетенции органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, коим референтура, как уже было сказано, не является. Тем не менее в целом практика закрепления полномочий органов исполнительной власти Ставропольского края по противодействию терроризму заслуживает высокой оценки, поскольку направлена на надлежащее решение задач в данной области и способствует активному задействованию в ней краевых исполнительных структур. Соответствующие мероприятия, осуществляемые указанными органами при реализации этих полномочий, разрабатываются на плановой основе и финансируются в рамках государственных целевых программ Ставропольского края11. Отмечаются позитивные сдвиги по данному направлению работы в других регионах Российской Федерации. Так, в Республике Ингушетия в целях реализации предусмотренных этой статьей полномочий принят Конституционный закон Республики Ингушетия от 5 мая 2015 года № 1-РКЗ «О внесении изменений в Конституционный закон Республики Ингушетия „О Правительстве Республики Ингушетия”», которым уточнены полномочия правительства Республики Ингушетия в области противодействия терроризму. Кроме того, актами правительства республики к настоящему времени конкретизированы полномочия Министерства образования и науки, Министерства по внешним связям, национальной политике, печати и информации и Министерства здравоохранения Республики Ингушетия путем внесения изменений в положения о данных ведомствах. Следует заметить, что ст. 5.1. Закона № 35-ФЗ не регламентирует полномочия в области противодействия терроризму иных (за исключением непосредственно высшего должностного лица и высшего исполнительного органа государственной власти субъекта) органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В силу ч. 1 ст. 17 Закона № 184-ФЗ высший исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации возглавляет систему органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а значит свои полномочия он вправе реализовать посредством деятельности подведомственных ему органов. С учетом изложенного представляется целесообразным осуществление во всех субъектах Федерации работы по урегулированию правового статуса отдельных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в части наделения их компетенцией в области противодействия терроризму, которая должна быть направлена на реализацию положений ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ и п. 51.1 ч. 2 ст. 26.3 Закона № 184-ФЗ 12. Несмотря на полученные положительные итоги проведенной работы, результаты анализа правоприменения свидетельствуют о наличии в ряде других субъектов Российской Федерации трудностей в реализации полномочий органов исполнительной власти субъекта в области противодействия терроризму, связанных прежде всего с недостаточной регламентацией соответствующей компетенции отдельных органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, которая устанавливается положениями о данных органах. Имеющаяся к настоящему моменту практика такого нормотворчества свидетельствует о наличии в них общих характерных для правотворческих органов субъектов Российской Федерации недостатков. Так, в Республике Адыгея полномочия главы республики и высшего исполнительного органа государственной власти урегулированы в законе Республики Адыгея от 6 июля 2007 года № 102 «О Главе Республики Адыгея» и в законе Республики Адыгея от 1 октября 1996 года № 24 «О Кабинете Министров Республики Адыгея», соответствующие положения которых полностью соответствуют ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ и текстуально с ней совпадают. Однако полномочия в области противодействия терроризму установлены только для четырех органов исполнительной власти более низкой иерархии: Комитета Республики Адыгея по взаимодействию с органами местного самоуправления (осуществление мониторинга деятельности органов МСУ в рассматриваемой сфере), а также для республиканских Минздрава, Минкультуры и Минобрнауки (осуществление мер по антитеррористической защищенности подведомственных организаций). В Саратовской области актами регионального уровня регламентируются полномочия ее правительства в области противодействия терроризму (в тексте закона «О Правительстве Саратовской области» воспроизведено содержание положений ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ), а также Министерства молодежной политики, спорта и туризма, Министерства образования, Министерства культуры области. Для последних в текстах положений о них применяются идентичные формулировки — «организация и осуществление на территории Саратовской области мероприятий в области противодействия терроризму и экстремизму, минимизации их последствий, за исключением вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации». Таким образом, конкретные полномочия органов исполнительной власти Саратовской области (за исключением правительства) в рассматриваемой нами сфере не установлены. Практика регламентации полномочий органов исполнительной власти, сложившаяся в Забайкальском крае, представляется более оптимальной. Постановлением правительства Забайкальского края от 16 июня 2014 года «Об уполномоченных органах в области противодействия терроризму» установлена компетенция администрации губернатора Забайкальского края и семи других органов исполнительной власти данного субъекта в области противодействия терроризму. На основании предписаний указанного постановления в положения об этих органах актами правительства Забайкальского края внесены соответствующие изменения. Вместе с тем полномочия администрации губернатора Забайкальского края, установленные в указанном постановлении, воспроизводят содержание ряда положений ч. 2 ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ, устанавливающих полномочия высшего исполнительного органа субъекта Российской Федерации. Это может создать трудности в правоприменительной практике в связи с тем обстоятельством, что два различных органа наделены одними и теми же полномочиями. В Калининградской области актами регионального уровня установлены полномочия по противодействию терроризму областного правительства и тринадцати других органов исполнительной власти субъекта. Недостатком этой регламентации является неконкретность в формулировании компетенции (за исключением правительства) в положениях о данных органах, т. к. они нормативно уполномочиваются только на применение «мер в области противодействия терроризму». В целом же продемонстрированные подходы к регламентации полномочий обеспечивают на плановой основе своевременное принятие необходимых мер по Данные вопросы возникают в связи с неправильной оценкой некоторыми органами государственной власти и их должностными лицами характера стоящих перед ними в области антитеррористической защищенности объектов (территорий) задач. Следует заметить, что при регламентации вопросов противодействия терроризму соблюдение органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации пределов своих полномочий в области противодействия терроризму является важнейшей предпосылкой предупреждения возникновения у субъектов антитеррористической деятельности сложностей в правоприменении. К сожалению, до настоящего времени имеют место случаи выхода органов исполнительной власти субъектов Федерации за пределы своих полномочий13 при осуществлении регламентации вопросов, относящихся в соответствии с положениями п. 4 ч. 2 ст. 5 Закона № 35-ФЗ к компетенции Правительства Российской Федерации. Такая ситуация (в связи с коллизией региональных и федеральных актов) может создать трудности при реализации требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), расположенных на территории субъектов Российской Федерации. Подводя итог изложенному, можно сделать вывод о необходимости дальнейшего совершенствования правовой регламентации полномочий большинства органов государственной власти субъектов Российской Федерации по противодействию терроризму в целях поддержания соответствия их деятельности существующему уровню террористических угроз. При этом АТК в субъектах Российской Федерации в ходе работы, связанной с подготовкой изменений в региональное законодательство, целесообразно обратить внимание на полноту закрепления полномочий органов исполнительной власти субъектов, участвующих в противодействии терроризму. Следует также заметить, что в настоящее время в Государственной думе находится на рассмотрении законопроект, которым предлагается установить полномочия глав субъектов по принятию решений о создании антитеррористических комиссий в муниципальных образованиях, расположенных на территории субъекта Российской Федерации, и утверждению положения о них. В случае реализации данной законодательной инициативы это потребует от региональных властей соответствующей работы и в данной сфере правотворческой деятельности.противодействию терроризму, а также возможность осуществления контроля за деятельностью властных структур и их должностных лиц. Кроме того, регламентация полномочий органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации на региональном уровне способствует решению вопросов финансирования антитеррористических мероприятий. Отдельно следует отметить проблемные вопросы реализации полномочий, предусмотренных п. 7 ч. 2 ст. 5.1 Закона № 35-ФЗ, по организации выполнения юридическими и физическими лицами требований к антитеррористической защищенности объектов (территорий), находящихся в собственности субъекта Российской Федерации или в ведении органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

 
По теме
Российская агропромышленная выставка «Золотая осень - 2018» - Управление ветеринарии В настоящее время на территории ВДНХ г. Москвы проходит 20 юбилейная Российская агропромышленная выставка «Золотая осень-2018», которая на высоком уровне организует и успешно проводит круглые столы, пленарные заседания,
12.10.2018
На имя Главы Республики Калмыкия Алексея Орлова поступило поздравление отПредседателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева в связи с его Днем рождения.
09.10.2018
 
Минздрав России дал положительную оценку Калмыкии - Минздрав РК Главный врач Республиканского наркологического диспансера Елена Бадмаева приняла участие в работе Всероссийского совещания главных внештатных специалистов психиатров-наркологов органов государственной власти субъектов Ро
08.10.2018
Сведения о результатах проведенной проверки деятельности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления Управлением Роспотребнадзора по Республике Калмыкия За период:
03.10.2018
 
Нохашкиев Окон Валерьевич - KalmykiaNews.Ru Новости Калмыкии : Администрация города Элисты информирует про новый маршрут № 85 в Элисте С 12 ноября 2018 года в Элисте в тестовом режиме сроком на 2 месяца запускается новый муниципальный маршрут № 85.
10.11.2018
 
08.11.2018 Министр К. Ботов принял участие в очередном заседании Совета по правам ребенка при Главе республики по теме: «Меры обеспечения безопасности детей в Республике Калмыкия».
09.11.2018
Благоустройство детской площадки в парке Победы близятся к завершению - Администрация города Парк «Победы» в 7 микрорайоне Элисты. Здесь в рамках проекта по формированию комфортной городской среды уже близятся к завершению работы по благоустройству детской площадки.
08.11.2018
03 ноября 2018 года временно исполняющий обязанности начальника Инспекции государственного жилищного надзора Республики Калмыкия Владимир Хошаев провел выездную рабочую встречу с жильцами многоквартирных жилых домов - Инспекция государственного жилищного надзора 03 ноября 2018 года временно исполняющий обязанности начальника Инспекции государственного жилищного надзора Республики Калмыкия Владимир Хошаев провел выездную рабочую встречу с жильцами многоквартирных жилых домов № 3
08.11.2018
 
Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.09.2018г. №1090 внесены изменения в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам управления многоквартирными домами.
07.11.2018
На территории КК "Пагода Семи дней" прошла информационная акция "День народного единства" - Администрация города Сегодня, 4 ноября, на территории Культурного комплекса "Пагода Семи дней" Комитетом по делам молодежи и спорта Администрации города Элисты совместно с МСОО «Элиста - мой город» проведена информационная акция «День Народн
07.11.2018
 
2 ноября 2018 года заместитель Министра Евгений Ченкалеев принял участие в совещании Федерального дорожного агентства в режиме видеоконференции,
06.11.2018
Заседание Президиума Правительства республики - Министерство социального развития Сегодня Министр социального развития, труда и занятости Республики Калмыкия Марина Ользятиева приняла участие в заседании Президиума Правительства Республики Калмыкия,
14.11.2018 Министерство социального развития
«Веснушки» и «Тюльпанчик» на одной сцене - ГТРК Калмыкия «Веснушки» и «Тюльпанчик» на одной сцене. В Элисте состоится совместный концерт двух детских коллективов, широко известных как в России, так и за ее пределами.
14.11.2018 ГТРК Калмыкия
В Элисте завершилась работа над портретом Басана Бадьминовича Городовикова - РИА Калмыкия Как мы сообщали ранее, в конце октября 2018 года группа активистов регионального отделения «Российский союз спасателей» приступила к работе над портретом Басана Бадьминовича Городовикова в стиле граффити на фасаде пятиэт
13.11.2018 РИА Калмыкия
Уважаемые коллеги! С 03 по 05 декабря 2018 года, в Москве, состоится Всероссийская конференция руководителей образовательных организаций «Дополнительное образование детей:
14.11.2018 Министерство культуры и туризма
В Артезиане состоялся второй республиканский турнир по греко–римской борьбе - ГТРК Калмыкия Республиканское спортивное ведомство получило в своё распоряжение ещё один новый прекрасный физкультурно-оздоровительный комплекс, что находится в поселке Артезиан Черноземельского района.
12.11.2018 ГТРК Калмыкия